?

Log in

No account? Create an account

Проверьте себя

Оригинал взят у lev_56 в Проверьте себя
Эту иллюзию изобрел японский психиатр Акиоши Китаока. Он утверждает, что иллюзия неподвижна для спокойных, уравновешенных и отдохнувших людей. Если же иллюзия активно движется, то вам нужен отдых и сон в течение 8 часов. Ну, а если же иллюзия очень быстро движется, то вам срочно нужен… отдых в больнице.

Оригинал взят у jkl_jkl в Собор двенадцати апостолов - Константинополь, начало XIV в., ГМИИ им. А. С. Пушкина


нижний ряд слева направо:

Иаков Зеведеев (сын Зеведея), брат Апостола Иоанна
Пётр
Павел
Иоанн (сын Зеведея) Богослов, евангелист, брат Апостола Иакова

верхний ряд слева направо:

Филипп
Варфоломей (с арам. сын Талмая) Нафанаил
Иуда (Искариот)
Андрей, брат Апостола Петра, ученик Иоанна Крестителя
Матфей, мытарь (он же Левий Алфеев), евангелист
Симон Кананит, он же Симон Зилот
Фаддей (сын Алфея), он же Иуда Иаковлев или Леввей, брат Апостола Иакова Алфеева
Иаков Алфеев (сын Алфея)

отсутствует:

Фома, называемый Дидымус/Теом (Близнец)


Начало XIV века
дерево (ковчег), темпера, позолота
38х34 см

Привезена из монастыря Пантократора на Афоне; далее – собрание А.Н. Муравьева; потом - Исторический музей.

В ГМИИ с 1932.
Увы, моё сегодня...
***
Я оглох от ударов ладоней,

Я ослеп от улыбок певиц,
Сколько лет я страдал от симфоний,
Потакал подражателям птиц!

Сквозь меня многократно просеясь,
Чистый звук в ваши души летел.
Стоп! Вот тот, на кого я надеюсь,
Для кого я все муки стерпел.

Сколько раз в меня шептали про луну,
Кто-то весело орал про тишину,
На пиле один играл - шею спиливал,
А я усиливал, усиливал, усиливал!...

На низах его голос утробен,
На верхах он подобен ножу.
Он покажет, на что он способен,
Ну, и я кое-что покажу.

Он поет задыхаясь, с натугой,
Он устал, как солдат на плацу.
Я тянусь своей шеей упругой
К золотому от пота лицу.

Сколько раз в меня шептали про луну,
Кто-то весело орал про тишину,
На пиле один играл - шею спиливал,
А я усиливал, усиливал, усиливал!...

Только вдруг... Человече, опомнись!
Что поешь? Отдохни, ты устал!
Это патока, сладкая помесь!
Зал! Скажи, чтобы он перестал!

Read more...Collapse )

созвездья хименеса

         
***
далёкие созвездья хименеса,
соцветия люпина, соловей,
заладивший полночные рулады
в жестокий полдень,
нервный резкий луч,
пронзающий висок, и ветер, ветер
сухой пустыни средь пустых равнин
бескрайних, бессловесных, безотрадных.
---
26.05.12

Tags:

verses

Оригинал взят у borkhers в verses
52436

***

Царь Небесный въезжает в город, который захвачен врагом.
Слышит крики "Осанна", но думает о другом.
О менялах, во Храме Господнем коротающих дни,
о предательстве, об аресте, о криках "Распни! Распни!",

о шествии на Голгофу, о крестных муках, о том,
как стоят в отдаленье зеваки с широко разинутым ртом,
с выпученными глазами , взирающими на крест.
Казнь есть лучшее зрелище - вовеки не не надоест.

Царь небесный въезжает в город, вокруг толпится народ,
прокаженные, нищие, падшие, увечные, прочий сброд,
горбун гордится горбом, грешный гордится грехом.
Царь небесный на ослике в город въезжает верхом.

Люди толпятся, толкутся, люди "Осанна" кричат.
В тавернах от сковородок поднимется рыбный чад.
Запах свежего хлеба и дух скоромный, мясной.
Хороший, красивый город. В нем хорошо весной.

А ближе к лету - болезни, удушающая жара,
вечером лезет в ноздри неотвязная мошкара.
Ночью недвижен воздух и тягостны жаркие сны.
Хорошо, что Царю Небесному не пережить весны.
---

летнее

Сегодня отменили занятия в школе. Минус 29 за окном.  Сидим с Сеней, вспоминаем лето, дачу. Заглянули в наш летний печатный дневник, почитали:
***
Утром я встал и пошёл помогать папе делать туалет. Папа подарил мне одну доску, яйцо, вырезанное из доски. Потом выдирал укроп. Еще я копал огород. Еще я пил чай.

Я сегодня гладил кота, он меня уже полюбил и искал со мной сокровища. Да они на каждом шагу. Я щекотал ему горлышко, он урчал. Мы ходили с котом проверять собаку по кличке Грэй.

А сколько эти писатели сидят за компьютером?

---

Согрелись немножко :)

Маленький Александр Мень с матерью. Сентябрь 1935 года

фигурки

***
Мы были фигурками глиняными –
нас Бог лепил,
податливые и милые –
вода да ил.

Твори совершенство равное
Своей любви,
подбрасывали хвороста:
гори, гори.

Прочнее и закаленнее
в горниле бед
мы стали, стоим на полочке -
стекло и свет.

Теперь изрядно повысохли:
пройдет пять лет –
и мальчик откроет девочке:
в них сердца нет.
----
 

Tags: